Игры в куклы

А вы в детстве играли в куклы?

Были ли эти игры немного другими? Ну, в смысле, можно ли было понять уже тогда некоторую тематичность таких игр?

Вот я уже в самом нежном возрасте обожала связывать и наказывать своих кукол. И никогда не могла понять, что же такого плохого видят родители в моих играх. С другой стороны, сейчас, вспоминая об этом, я не понимаю, почему родители не прибили меня тогда за кое-какие моменты 🙂

Кто ещё хочет высказаться?

Вейся, веревочка!

Вейся, веревочка!
Фото Александра Лайтспира

Веревки и наручники — такие же инструменты искусства, как художественные кисти и краски. Справедливость такого суждения проверяла корреспондент Sibnet.ru, испытав бондаж (искусство связывания) на себе.

Бондаж — часть культурно-социального течения BDSM (проявления взаимоотношений типа «доминирование — подчинение» на добровольной основе и все, что с этим связано). По сути, все, что BDSM-щики готовы выносить на широкую публику, — бондаж (связывание в широком смысле, с использованием веревок, наручников и всего, чем можно ограничить свободу). Если уже — шибари (японское искусство связывания, где используются исключительно веревки). Открытые презентации, фотовыставки и мастер-классы по искусству связывания — вещи очень красивые и эффектные. Остальное, не выходя за пределы тематических сообществ, остается за кадром: преодолеть социальные стереотипы и объяснить неподготовленному зрителю, что, к примеру, порка тоже может быть искусством – куда сложнее. Впрочем, каждому решать, где котлеты, а где — мухи.

Признаюсь, и мне было не просто преодолеть стереотипы и решиться стать (да простят меня специалисты, не приемлющие этой формулировки) жертвой бондажа. О том, что из этого вышло, — в моем эксперименте.

Для начала, я попыталась отыскать «BDSM-сообщников» в Новосибирске. Здесь мне повезло: в нашем городе с 2002 года действует BDSM-клуб. Правда, он-лайн версия сообщества год как не обновляется. Встретившись с одним из родоначальников новосибирского BDSM-движения, известным как Alexander Lightspear, я выяснила, что в последнее время и в офф-лайне единомышленники собираются не часто. По словам Александра, со временем клуб начал сходить на нет, и новосибирский BDSM разошелся по квартирам, студиям и частным встречам. Хотя отдельные попытки реанимировать клуб все-таки происходят — недавно прошла встреча в одном кафе, собрались шесть человек.

Сам Александр по мере желания и возможности продолжает участвовать в выставках (его совместное творчество с фотографом Константином Ощепковым демонстрировалось в галерее «No Soap», в выставочном зале Союза художников России и нескольких ночных клубах Новосибирска). Он также ездит на мастер-классы в столицу, интересуется зарубежными новинками и просто «вяжет» в свободное от работы (кстати, с достаточно солидной должностью) время. В один из выходных Александр любезно согласился рассказать о судьбе бондажа в Новосибирске, а заодно и продемонстрировать это чудо в действии.

Веревочная история

Бондаж (bondage) — связывание партнера веревкой или сковывание наручниками по обоюдному согласию для взаимного удовольствия. Бондаж имеет корни весьма древние и «разнонаправленные». Веревочка вилась с востока на запад и с запада на восток, чтобы впоследствии объединиться в целое искусство. Древние римляне связывали или сковывали своих рабов в целях усмирения строптивости. Японские воины, за недостатком железа, при захвате пленных использовали только веревки. При этом веревка выполняла не только фиксирующую функцию, в узлы зашифровывалась вся информация о пленнике – какое преступление он совершил, в какой провинции был задержан и куда направлялся.

И сегодня в бондаже существует западное и восточное направления, а также различные «гибриды». Александр определяет свой стиль как европейско-азиатский: в нем объединены наиболее интересные для него западные и восточные техники.

«Ванильные» стереотипы

«Ванильными» BDSM-щики называют всех «нормальных» людей, то есть тех, кто не в Теме. Бондаж, во всяком случае, в своем современном виде, имеет четко определенную сексуальную подоплеку, что и служит плодородной почвой для процветания «ванильных» стереотипов — приверженцы BDSM-движения нередко подвергаются общественному осуждению, а то и удостаиваются эпитетов вроде «извращенцы» или даже «маньяки». Тогда как сами «сообщники» утверждают, что всегда руководствуются тремя неизменными заповедями: добровольность, безопасность, разумность.

Alexander Lightspear признается: «Бондаж — это как пистолет. Он не может быть плохим и хорошим. Все зависит от того, в чьи руки он попал. Оказавшись в «разумных» руках, бондаж не только не способен навредить, но и может использоваться в лечебных целях. Грамотно наложенные узлы помогут справиться с усталостью, исправить осанку и просто поднять настроение».

Искать справедливость, по сути, в делах личного вкуса — дело неблагодарное. Не желая лезть в дебри души как ярых противников, так и неистовых приверженцев BDSM, я подошла к веревочному вопросу с «ванильно-эстетической» точки зрения.

Ощущения

В процессе бондажа возможны три роли и, соответственно, три набора ощущений. И вновь слово Александру: «Если вкратце, «Верхний» (вяжущий) ощущает власть и ответственность. «Нижний» (тот, кого связывают) — беспомощность, зависимость, и, как ни странно, свободу. Наблюдатель со стороны получает эстетическое удовольствие от красивого действия, хотя возможны и другие эмоции. Есть еще масса нюансов и ощущений практически на энергетическом уровне…»

Примерив на себя несколько обвязок и сковывание наручниками, я испытала несколько эмоций: от первоначальных опасений и недоверия до легкой усталости во время сковывания и невероятного прилива энергии после раскрепощения. Двухчасовой сеанс новых впечатлений и сладкого ничегонеделанья, приправленных интересной лекцией о «веревочной» истории — в общем, жалеть уж точно не пришлось! А что до привкуса «клубнички» — лично по моим ощущениям, в бондаже его не больше, чем в сеансе массажа или визите к парикмахеру.

© sibnet.ru

Изучение спроса на семинар по бондажу в Новосибирске

Изучается спрос на семинар по бондажу и подвешиванию в Новосибирске. Темы семинара — от базовых техник связывания запястий и лодыжек до красивых обвязок, от фиксирующего до болевого бондажа, а также подвешивание.

Вход будет возможен для всех желающих, а не только для членов клуба.

Домашний семинар

Домашний семинар

Вы знаете значение этого слова?.. В общем, бондаж — это любая фиксация тела (или отдельных его частей). Некое частичное или полное ограничение свободы. Бывает фиксация наручниками — холодным металлом. А бывает шелковым платком — нежным и легким. Кому что больше нравится. Бывают плетения из веревок, которые образуют узоры на теле или одежде. Красивые. Т.е. получается, что можно красиво ограничить свободу действий. Да… Это в каком-то смысле прямая атрибутика БДСМ. Но сюда углубляться не буду…

шибариВы знаете значение этого слова?.. В общем, бондаж — это любая фиксация тела (или отдельных его частей). Некое частичное или полное ограничение свободы. Бывает фиксация наручниками — холодным металлом. А бывает шелковым платком — нежным и легким. Кому что больше нравится. Бывают плетения из веревок, которые образуют узоры на теле или одежде. Красивые. Т.е. получается, что можно красиво ограничить свободу действий. Да… Это в каком-то смысле прямая атрибутика БДСМ. Но сюда углубляться не буду.

…Вопрос мне. Зачем я об этом пишу сейчас? Потому что я испытала это. Мне, как девушке сильной и… уверенно-умеренно-властной (о как!) нравится чувствовать себя слабой, беззащитной… Чувствовать мужскую силу и власть над собой. Над телом — для начала. 🙂 Не каждому позволено, НО! Тот, кого люблю, часто наслаждается моими глазами, наполненными свободой… Глазами, которые сверкают, искрятся… Щеками, которые пылают — то ли от стыда, что я -такая сильная — это допустила, то ли от желания, которое возникает во всем теле и пронизывает разрядами тока… Телом, опутанным веревками или схваченным сильными ЕГО руками. Противоречия — одновременное желание свободы и покорности. Жажда контроля. Власти над собой. Принадлежать… Сладко принадлежать.

…Разве не хочется вам иногда, чтобы вас связали, держали, привязали… Чтобы делали что-то такое, чего не делали до… А если и делали, то не так, как… Хочется?..

Но… В это можно не углубляться. Давайте о веревках. Ими можно создать очень интересные узоры на теле. А процесс их создания… Это то, о чем нужно рассказать подробно.

Процесс вязки шибари…Я была одета — спортивные брюки и майка. Веревка тонкая и крепкая. Синтетическая, что плохо (кожа под не дышит, веревка врезается в кожу и отвлекает, оставляет следы после). Это минус. Который не предусмотрели. Но… Первый раз все равно НЕ комом.

Мастер — высокий интересный мужчина. Мой мужчина (более интересный для меня, чем кто-либо вообще существующий в мире)рядом — постигает азы ремесла плетения. Я в центре — комнаты и внимания — мужского 🙂

…Веревка скользит по коже, оборачивая кольцами тело. От этих прикосновений тепло волной по всей мне… Еще дыхание мастера, мужские голоса… Ухожу в себя. Продолжаю отвечать на вопросы, комментирую происходящее, шучу и улыбаюсь, но… Ухожу в себя, в собственные ощущения, в кожу, по которой время от времени скользит веревка, в те места тела, где она сдавливает, где завязаны узлы… Новое ощущение. Не страдаю фригидностью. Скорее, наоборот — чрезмерно чувствительна. Ощущения в жизни были разные… Но это новое. Сетка из веревки на теле. И очень хочется, чтобы те места, что между ее пересечениями трогали, гладили, касались, целовали… Дули туда — все, что угодно! Но трогайте!!! 🙂

… Следила за происходящим уже изнутри себя, отражаясь в стекле шкафа. Все казалось чуть медленнее, чем обычно происходит. Веревка падает с тела, как в замедленной съемке. Короче, ушла в себя окончательно.

Вернулась тогда, когда мужской диалог стал громче — почему-то. Спорили? Нет, кажется. Обсуждали детали. И меня… Мои ощущения. Я говорила «нормально, приятно…», еще что-то… Обычные слова. Не могла тогда подобрать необычные, чтобы объяснить необычные новые ощущения. Да и сейчас, наверное, не могу.

…После было все так, как я хотела. Почти сбылась фантазия. Почему почти?.. Потому что я обязательно придумаю и додумаю что-то еще, чтобы повторить. Следы на запястьях до сих пор. Но… когда смотрю — сладкая дрожь. Еще!!!… Хочу…

автор — МОЯ ЭЛЬ.

Болевое связывание