Статьи автора Alchemy_balance

Запретная книга

Наконец есть чем поделиться с любимым сайтом. Чудесная короткометражка о том, что не стоит стесняться своих желаний, даже если снобы фыркают. И очень милые тематические картинки 🙂

Pet Play для начинающих

Разве вы не хотите себе такую лошадку?

Автор оригинального текста — Skylerpet, сабмиссив-пет в Д/c отношениях, которая вызвалась написать эссе для сайта submissiveguide.com. Я только перевела 🙂

Pet play – одна из самых уникальных, малоизученных практик в БДСМ, и на мой взгляд, одна из самых веселых субкультур. Я пишу это с точки зрения сабмиссива-женщины.

Pet play, как все мы знаем, предполагает, что один из партнеров ведет себя как послушное (или не очень) животное, а второй – как его владелец или дрессировщик. Однако я слышала и о других играх, в которых Доминант «превращался» в какое-нибудь опасное животное и вел себя соответственно, но мы сейчас говорим не об этом.

Каких животных обычно выбирают для pet play?

Обычно пони, щенков или поросят (да-да!) Я часто была котенком; сейчас, когда я это пишу, я все-таки щенок. Часто на вечеринках я еще видела зайчиков, коров и даже однажды тюленя, но у меня нет личного опыта в этих обличьях.

Пожалуй, самая главная причина, по которой я наслаждаюсь pet play – не только отличный юмор, но и то, что это укрепляет отношения между владельцем и его собственностью. Настоящие питомцы действительно в полной мере зависят от своего владельца. Например, их кормят тогда – и только тогда – когда владелец решит, что уже пора. (А за воровство еды полагается наказание). Их игрушки и медицинская помощь также полностью зависят от действий и решений владельца. В этом есть немалое сходство с Д/c; я знаю пары, в которых раб получает еду только после того, как его хозяин закончил с едой. Сабмиссивы носят то, что им приказывают носить доминанты, спят тогда (и где) их доминанты велят им спать, и в целом подчиняются правилам, которые устанавливают их партнеры. C петами та же история; единственная разница – настоящие животные не соглашались на такое обращение 😉 Вы выбрали их и просто принесли их домой. А в pet play подчиненный партнер, естественно, соглашается быть собственностью своего владельца – и в некоторой степени терять человеческий облик.

Как выбрать животное для pet play?

Обычно есть три способа.

  1. Сабмиссив следует своим инстинктам и пытается понять, с каким животным они больше всего совпадают. Например, жизнерадостные и игривые сабмиссивы, скорее всего, будут щенками или котятами, а те, кто любит быть связанным и следовать очень строгим правилам – скорее всего, выберут пони.
  2. Доминант выбирает животное для сабмиссива. Здесь все ясно и просто; добавлю только, что один мой знакомый доминант был в восторге от грудей своей сабмиссив, так что она на время стала коровой.
  3. Сабмиссив может менять животных от сессии к сессии, особенно если pet play – это временная игра; если оба партнера не вполне уверены, чего они хотят; если оба партнера любят разнообразие.
Почему выбирают pet play?

Одна из самых распространенных причин, по которым Д/c пары выбирают pet play – унижение и зависимость. Ограничение движений и даже голоса заставляет их в полной мере прочувствовать зависимость от своего доминанта. Для некоторых людей запрет пользоваться мебелью и отдельный туалет в виде лотка может быть дополнительным сильным унижением.

Вторая причина – это на самом деле прикольно. Это великолепная психологическая и эмоцинальная возможность – прийти домой и «сбросить оковы человечности», позволить себе выйти за обычные границы. Это действительно весело, возиться с игрушкой, кусаться, выполнять простые команды за вкусную награду. В общем, вполне себе такая антистресс-терапия, особенно если оба участника этой игры работают вне дома.

Третья причина – возможность лучше прочувствовать свое подчинение, отказываясь от человеческих «прав» и соответственно, от подсознательного равенства. Многие сабмиссивы чувствовали, что после pet play им легче ставить своих доминантов в центр своей жизни.

И четвертое: pet play может использоваться в качестве наказания – вплоть до помещения в клетку с настоящими животными.

Как играть в pet play?
  • ограничить движения сабмиссива ошейником и поводком;
  • запретить словесную коммуникацию, ограничить ее исключительно «животными» или слаборазличимыми звуками, похожими на те, что издают дети;
  • устроить настоящую «животную» тренировку – например, учить «собачку» приносить палку или «пони» ходить в сбруе и может быть, даже брать препятствия;
  • есть и пить без использования рук;
  • играть со специальными игрушками из зоомагазинов;
  • содержать «животное» в клетке;
  • следить за тем, чтобы пет не пользовался мебелью без разрешения.
Всегда помните о безопасности!
  • Настоящая пища для животных может быть хороша в короткой сессии, но ни в коем случае не на постоянной основе. У человека другая пищеварительная система, и все эти сухие корма не восполнят его потребности. Есть очень много способов «симулировать» пищу для животных, например, готовить мясной рулет с кетчупом, использовать рагу или даже выпечку в форме косточек и т.д.
  • Если вы используете тренировочные электрические ошейники, пожалуйста, ПОЖАЛУЙСТА, читайте инструкцию! Не забывайте о разумности и безопасности.
  • Не забывайте, что в клетке очень жестко и тесно. Человеческому телу нужны движение и свобода.
  • Как и в любой другой игре, у сабмиссива должна быть возможность сообщить, что что-то пошло не так. При любом, даже самом жестком ограничении движения и речи.
  • Pet play накладывает на доминанта дополнительную ответственность за психологический комфорт сабмиссива и за то, чтобы сексуальные игры не мешали подчиненной стороне в обычной жизни.

Pet play – один из самых специфичных взглядов на отношения. Иногда он может быть очень сексуальным, а иногда совершенно далеким от секса. И как с любой практикой: здесь все очень зависит от вкусов, настроения, доверия и состояния здоровья участников. Не забывайте, что в эту «животную» игру все-таки играют разумные и – надеюсь – любящие люди.

Сабмиссивность и феминизм. Часть 2.

Мои домы – союзники феминисток

Это вторая часть моего перевода статьи с сайта Spanked, not silenced. Начало здесь.

Принципы сексуальной свободы, открытого общения с партнёром, доверия и любви к себе, которые я усвоила из феминизма, немного осложнили мои отношения с «тематической» частью моей натуры. Прежде всего потому, что в этот контекст непросто было вписать мазохизм и сабмиссивность. Я желаю этих удовольствий, да: я хочу оргазмов, я хочу быть отшлёпанной, я хочу, чтобы меня выпороли. Это простые желания, о которых я могу попросить партнёров, и феминизм научил меня, что это нормально, просить того, чего ты хочешь в постели. В результате этих прямых просьб мой секс стал гораздо лучше.

Но на самом деле у меня есть и другие, довольно смутные желания. Иногда, когда я с моими домами, мне хочется, чтобы мои желания не брали в расчёт. Я хочу быть использованной – вне зависимости от того, вызывает ли это у меня настоящее удовольствие. Я хочу сцен, в которых они будут действовать без моего согласия. Я хочу сдаться на милость своих домов, позволить им провести меня сквозь страх и неуверенность, и чувствовать их рядом во всём этом путешествии, которое оставит меня удовлетворённой и измотанной. Я хочу снова испытать удовольствия и страхи, связанные с потерей контроля и ответственности.

Мои домы – союзники феминисток, они относятся ко мне (и ко всем другим женщинам) уважительно и считают членов социума равными. Они всегда прислушиваются к моим словам. Если я сказала, что хочу использовать во время экшена вот этот и вот этот инструмент, по их мнению, я выражаю свои мазохистские желания, и реализовываю свою сексуальную свободу как боттом, но подчиняюсь ли я?

Быть доминантом (не просто топом) – штука посложнее. Это требует серьезных договоренностей, большего доверия и накладывает на моих домов гораздо большую степень ответственности. Получается, я передаю свою сексуальную свободу на время одной конкретной сцены.

Если наши Д/c отношения затрагивают нечто вне спальни, я передаю не только мою сексуальную свободу, но и (в некоторых аспектах) мою свободу вообще. Эта передача не абсолютна – я не рабыня и никогда ею не буду – и действует в тщательно оговорённых границах, но тем не менее эта передача наделяет моих домов неиллюзорной властью.

Сабмиссивность и феминизм

Сабмиссивность, полигамность, феминизм — непростое сочетание.

Это мой перевод статьи с сайта Spanked, not silenced. Пандора Блейк, известная спанкинг-модель, автор оригинальной статьи, тоже живёт в браке с ДВУМЯ партнёрами, довольно долгое время.

Я была очень юной, когда впервые начала заниматься «странным» сексом. Юной настолько, что ещё не начала понимать нюансы БДР, и на меня не давили строгие «образцы поведения», которые сложились внутри БДСМ-сообщества. Я просто понимала, что я не «нормальная», что меня привлекают как мужчины, так и женщины, что я мечтаю о том, что считается извращением и однозначно не гожусь для моногамных отношений – но не более того. Я ещё не пыталась анализировать свою половую принадлежность, сексуальность и желаемый тип отношений.

Я вступила в отношения с двумя моими спутниками жизни ещё до того, как назвала себя феминисткой. (Мой феминизм, кстати, включает в себя поддержку любых видов секса, включая «странный», а также транссексуальность. В двух словах: я за улучшение социальных условий для существ любого пола (полов), одинаковое отношение ко всем, независимо от их пола и сексуальных предпочтений, за сексуальную свободу и позитивное отношение к желаниям других людей).

С тех пор как я впервые поняла, что пол в определённом смысле диктует культуру поведения, я сильно изменилась, и мои отношения менялись вместе со мной.

Так повлиял ли мой феминизм на мою сабмиссивность и мои Д/c отношения?

Большинство людей хотели бы услышать, что нет. Нет, феминизм никак не повлиял на подчинённость: конечно, я могу быть одновременно и феминисткой, и нижней. Это мой выбор, в этом моя сила и мои желания: в чём проблема?

Я чувствую, что это так и есть.

Наказания в фильмах и в жизни

Ну, а теперь, кто на свете всех милее, всех прекрасней и добрее?
Ну, а теперь, кто на свете всех милее, всех прекрасней и добрее?

Интервью со спанкинг моделью Пандорой Блейк.

«Настоящее» наказание в БДСМ порно

Одна из самых популярных тем в БДСМ порно – когда актер добровольно подвергается наказанию перед камерой за какие-то «реальные» проступки (то есть те, за которые он вполне мог быть наказан и в настоящей жизни) и испытывает неподдельные раскаяние и катарсис. Real Life Punishment, Dallas Spanks Hard и Strictly Spanking – все эти студии сосредоточены исключительно на таких сценариях. Множество людей хотят видеть то, что в определённой мере психологически достоверно.

Я к этому отношусь вполне благосклонно; для начала, нет ничего более грустного, чем плохая игра актёров. Лучшие исполнители, как правило – те, кто полностью вкладывается в работу, выбирает роли тщательно, и участвуют только в тех сценах, в которые могут полностью «войти» эмоционально. И ровно настолько же сильно, как хорошо поставленные фильмы, я люблю смотреть любительские клипы, которые снимают настоящие, реальные пары. Я думаю, желание «подглядывать» за настоящим экшеном сродни желанию писать и читать отчёты о подобном в блогах. Но лично я, и как исполнитель, и как зритель, предпочла бы сценарий, в котором актёры действительно находятся друг с другом в СМ или БД отношениях, чем наблюдать, как некий Топ порет некоторое количество профессиональных сабмиссивов за какие-то там вымышленные провинности.

Причина достаточно проста: я не сабмиссив «по жизни», я подчиняюсь только двум выбранным мною партнёрам. Только они могут наказать меня за то, в чём я чувствую себя действительно виноватой. Всё остальное – игра. Это не значит, что вы никогда больше не увидите меня наказанной перед камерой – это просто значит, что единственные люди, с которыми я снимаю видео – это мои доминанты и в жизни, потому что они единственные, с которыми я могу вступить в эту близкую и сложную связь. (Исключением, думаю, был бы Топ, которого я действительно оскорбила, и с определёнными оговорками согласилась дать ему возможность отвести на мне душу; если же оскорбление или обида были бы достаточно тривиальными, мы бы договорились о возмещении ущерба иным образом.

Публичные видео с поркой – это всё-таки не форум, на котором мы можем совершенно открыто выражать свои чувства и даже флиртовать с кем-нибудь).
Фильмы, в которых я снимаюсь, даже если и содержат сцены с наказанием (не просто с экшеном), всегда довольно весело снимаются, потому что я на самом деле не испытываю ничего по этому поводу. Только мои настоящие Топы имеют право наказывать меня за действительные проступки. Я не поддерживаю идею о том, что вообще все Топы имеют право следить за поведением всех боттомов.

Однако это не для всех так. Многие актёры вполне допускают, что их могут наказать перед камерой за какие-то настоящие события, и находят это достаточно либеральным, — делиться с кем-то столь романтической интимной связью. На нашей студии только у меня такие личные ограничения, и я не могу критиковать остальных за то, что они не разделяют их. Хотя фильмы, в которых модель специально провоцирует доминанта во время съёмки на жестокое наказание, достаточно раздражающими, потому что точно знаю, что Верхний партнёр не чувствует себя в такие моменты комфортно.

Тай-Пэн

Легко ли быть рабыней в Китае XIX века?

Джеймс Клавелл «Тай-Пэн». Эта книга и сама по себе хороша: повествует об интересной и не заезженной теме: «опиумные войны» англичан и китайцев, начало цивилизации в Гонконге. Но есть и несколько тематических отрывков, один из которых…. ммм… впрочем, наслаждайтесь.

Струан вошел в дом, стараясь не шуметь. Близился рассвет. Лим Дин спал возле самой двери и, вздрогнув, пробудился.
– Чай, масса? Завтлак? – спросонья забормотал он.
– Лим Дин кровать, – мягко сказал Струан.
– Да, масса. – Китаец засеменил к себе.
Струан пошел по коридору, но, проходя мимо гостиной, заглянул в открытую дверь и остановился как вкопанный. Мэй мэй, бледная и неподвижная, сидела в кожаном кресле и смотрела на него.
Когда он вошел в комнату, она поднялась и изящно поклонилась. Ее волосы были собраны сзади в тяжелый пучок, большие темные глаза аккуратно подведены, брови выгнулись двумя ровными дугами. Она надела длинное простое китайское платье.
– Как ты себя чувствуешь, девочка? – спросил он.
– Благодарю вас, ваша раба теперь чувствует себя хорошо. – Бледность и прохладный зеленый цвет ее шелкового платья подчеркивали то огромное достоинство, с которым она держалась. – Вы не хотите ли бренди?
– Нет, спасибо.
– Чай?
Струан покачал головой, пораженный ее величавостью.
– Я рад, что тебе лучше. Наверное, тебе не следовало вставать, час уже поздний.
– Ваша раба умоляет вас простить ее. Ваша раба… – Ты не раба и никогда не была ею. А теперь запомни, девочка, прощения тебе просить не за что, поэтому давай ка живо в постель.
Мэй мэй терпеливо ждала, когда он закончит говорить.
– Ваша раба умоляет вас слушать. Она должна сказать сама все, что должно быть сказано. Пожалуйста, садитесь.
Две слезинки выступили в уголках глаз и сбежали вниз по бледным, как мел, щекам.
Он сел, почти завороженный ее видом.
– Ваша раба просит своего господина продать ее.
– Ты не раба, и тебя нельзя покупать или продавать.
– Пожалуйста, продать. Кому угодно. В притон или другому рабу.
– Ты не продаешься.
– Ваша раба оскорбила вас так, что этого нельзя вынести. Пожалуйста, продать.
– Ты ничем меня не оскорбила. – Он встал, и в его голосе зазвучали металлические нотки. – А теперь иди спать. Она упала на колени и склонилась перед ним.
– Ваша раба больше не имеет лица перед своим господином и владельцем. Она не может жить здесь. Пожалуйста, продать!
– Встань! – Лицо Струана окаменело. Она поднялась на ноги. На ее лицо легла тень, оно казалось лицом призрака.
– Тебя нельзя продать, потому что тобой никто не владеет. Ты останешься здесь. Мне ты не нанесла никакого оскорбления. Ты удивила меня, вот и все. Европейская одежда не идет тебе. Те платья, что ты обычно носишь, мне нравятся. И ты нравишься мне такая, как есть. Но если ты не хочешь оставаться, ты вольна уйти.
– Пожалуйста, продать. Это ваша раба. Пока хозяин не продаст, раба не может уйти.
Струан едва не взорвался. Держи себя в руках, отчаянно крикнул ему внутренний голос. Если ты сейчас не совладаешь с собой, то потеряешь ее навсегда.
– Иди ложись.
– Вы должны продать вашу рабу. Продайте вашу рабу или прогоните ее.
Струан понял, что уговорами и убеждением он ничего не добьется. С Мэй мэй нельзя обращаться, как с европейской женщиной, сказал он себе. Веди себя с ней так, как если бы ты был китайцем. Но как это? Я не знаю. Обращайся с ней как с женщиной, приказал он себе, решив наконец, какую тактику ему избрать.

Реальность или игры разума?

Где граница между реальностью и игрой?

Перед отъездом из города наткнулась в Интернете на интересный тред. И так как после этого мне предстояли 16 часов за рулём, растянутые на четыре дня, было достаточно времени, чтобы подумать о том, что я прочла. Вот вопрос:

Принадлежность — это реальность или игра?

Почти каждый бросался доказывать, что уж он-то самый настоящий раб или рабыня, никаких игр. Нет уж, никакого баловства, мы в натуре собственность, о чём вообще речь. Я была не согласна с ними. В некотором роде: согласна и не согласна одновременно. Вот что я скажу по этому поводу.

С одной стороны, это иллюзия, которая работает, пока два человека верят в то, что это и есть их личная реальность. Никто на самом деле не принадлежит другому в жизни и смерти, как настоящий раб в древние времена. Никто не является юридической собственностью. Это игры разума и автопромывка мозгов, которую мы сами себе устроили. Мы посвятили себя друг другу, я – его собственность, он мой хозяин. День ото дня мы выбираем такую жизнь.

Но я не могу, встав посреди полицейского участка, заявить, что я рабыня и мой хозяин запретил мне уходить отсюда. Я могу так сделать только там, где люди принимают нашу реальность.

Одна дамочка на форуме разорялась в длинном посте, что если она выбирает определённое поведение день за днём, значит, это и есть самая что ни на есть настоящая реальность. Удивительно, что в конце своего поста она осуждала горианцев за то, что они выбирают не «обычный» БДСМ лайфстайл, а «горианские игры». Мол, если это «игры», значит, не реальность никакая. Я была удивлена. Она не замечала всей иронии ситуации.

Я имею в виду, кто не вовлечён в непрерывные отношения полного подчинения, как не горианцы? Что, эта девочка становится «реальной рабыней, йоу», только потому, что не называет происходящее в её спальне игрой?

По аналогии – сразу приходит мысль о религии. Вера делает очень многое реальным, так ведь? И верующие не позволяют окружающим поколебать их уверенность в своей реальности. Хотя и теряют часть… «реального» взгляда на мир – в общепринятом смысле.

Например, моя знакомая женщина, чья дочь умерла от диабета в прошлом году. Согласно её верованиям, молитвы должны были спасти жизнь её ребёнку. Сейчас она в тюрьме, обвинённая за безжалостное обращение с той самой дочерью в течение двадцати пяти лет. Так кто определяет реальность – обезумевшая тётка, прессовавшая дочь, или закон? Общество?